Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

главная

155ла3.ру и все-все-все

   Приветствую всех из 2034 года! как там у вас, в прошлом?

   На самом деле, этот пост закреплён как средство связи со мной через ЖЖ для читателей моего сайта Музей электронных раритетов. А также всех прочих вещей, имеющих отношения к истории отечественной электроники. А также бурного обсуждения таковых.

   В общем, если что захочется высказать мне прямо в лицо - пишите комментарии :)))
пингвин

Открытия языковедов бывают внезапны

   Дочь моя старшая учится на инязе, там у них английский и французский. Для собственного удовольствия ещё понемногу ковыряет итальянский и китайский.

   Так вот, вчера попробовала перевести иероглифы на боку нашего китайского керамического чайника для заварки. Оказалось - "чайник".
цветочек

Весенние иголочки

   Вытащил из старого...
   Кстати, мои дети - уже вполне себе взрослые - были просто в шоке, увидев, как я объедаю эти самые иголочки. Они не знали, что их можно есть, и это вкусно! Мы же в детстве пробовали на зуб ну просто всё что растёт. Что-то изменилось во Вселенной...

DSC02092.JPG
главная

Про ангелов и /зачеркнуто/ про людей.

«Я всегда хотел знать, - мечтательно проговорил он,
- что именно произойдет,
когда неотразимая сила столкнется с непреодолимым препятствием.»

   Ангел Миша и Ангел Дима – самые настоящие ангелы. Они живут вместе. Вот вы хихикаете, и совершенно напрасно. Ангелы – не человеки, они существа бесполые. Собственно, их даже зовут не Миша и не Дима, но надо же людям их называть каким-нибудь привычным для себя образом.

   Когда-то Ангел Миша и Ангел Дима познакомились и решили жить совместно. Зачем? А вы представьте себе тысячу лет одиночества. «Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Восьмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают.» Но не только поэтому, конечно.

   У них была дружба. Спускаясь на землю, они жарили мясо… ангелы не едят мяса?... ну значит, делили одну радугу на двоих, пекли её на гриле, запивали вкуснейшей родниковой водой и наперебой ухлёстывали за смешливыми лесными феями. Они были молоды, мир был молод, ах, молодость, молодость, разлитое кругом счастье…

   Страшная штука время. Феи несколько обрюзгли, радуга отдаёт стиролом и формальдегидной смолой, а нынешние родники? Молодой человек, не смешите меня.

   Ангел Миша и Ангел Дима занимаются тем, чем и должны заниматься ангелы – работают ангелами-хранителями.

   Ангел Миша особенно любит тех, кто близок к животным. Старые опытные ветеринары знают, в тот миг, когда им удалось спасти жизнь безродному котёнку или старому благородному псу, умирающему на руках у перепуганных хозяев, их руки коснулся Ангел Миша. Они часто, хотя и втайне, воскуряют свечи из кизяка в его честь. Ангел Миша не обижается на кизяк. Он чувствует – в этом есть что-то правильное.

   Ангел Дима благоволит к детям. Когда несмышлёный малыш не сделает шаг в открытый люк, когда стремительное авто, визжа резиной, замрёт в сантиметре от школьницы, когда дрогнет рука у подвыпившего отца, уже занёсшего ремень – знайте, они почувствовали дуновение крыльев Ангела Димы. Детей много, ко всем не успеть, поэтому Ангел Дима часто плачет. А вы думали на Небесах сплошная благодать и розовый зефир в шоколаде?

   Так что Ангел Миша и Ангел Дима – самые настоящие ангелы. Они спасли миллионы жизней, и каждый день им возносят молитву многие и многие люди. Большинство даже не знают их имени.

   Они ненавидят друг друга.

   Ангел Миша бреется раз в неделю и не любит выстригать перья из подмышек. Жёлтый свалявшийся пух выглядит неопрятно, но Ангел Миша думает, летя к очередной душе – кого это парит?

   Ангел Дима преисполнен аккуратности. Это можно понять и даже поприветствовать. Дети – средоточие хаоса, и для того, чтобы их спасти, им нужно придать немного порядка. Поэтому Ангел Дима – образцовый педант. Он способен тысячу раз переставлять табурет на кухне в строго отведённое тому место, угрюмо восклицая при этом что вот опять, я же говорил, ну в который раз…

   Страшная штука время. Мелочи? Их не замечаешь. Первые сто лет. Потом Ангел Дима начинает думать – если сейчас этот урод опять откроет рот и начнёт, жуя при этом, поучать меня жизни своим тонким мерзким голоском, удавлю гада, прости меня, Отче.

   С другой стороны ему соответствуют.

   Спасает ситуацию только то, что у Ангелов ангельское терпение…
главная

в перевёрнутом доме

В Манжерке (Манжероке ?) была такая штука.



Внутри прикольно. Все предметы приклеены к потолку, ходишь, голова кругом :)))



А фотки потом, если перевернуть, получаются вообще необычные :))





Что любопытно - мы уже вышли оттуда, сидим возле на травке, ждём машину. Мимо нас проходит компания, глядят на это сооружение, и говорят - а, перевёрнутый дом, у нас в Томске тоже такое есть...

ЩИТО??
симпсон

Тот день

День начинался как день.

Дежурный утренний бутерброд, дежурное привет-привет коллегам, цифры-цифры-цифры. Глоток остывшего кофе, взгляд в серое зимнее окно, опять в Эксель.

« - Что это пролетело? – Это полгода. Они часто тут пролетают.»

Раздался телефонный звонок. Фёдор с неудовольствием нажал на кнопку, рядом стоял другой человек, а он почему-то стеснялся говорить с женой при посторонних.

[Читать]

Галка сумбурно объяснила, что увидела у дочери какие-то капельки на футболке, спросила, оказалось что-то из груди. Ха, то есть из сиськи, подумал Фёдор. Ха два раза, слушая вполуха подумал он ещё, надо знать его дочь, чтобы понять, почему про сиську - смешно. Жена продолжала сыпать словами, пошли зачем-то к хирургу, та, послушав сбивчивую историю, нехорошо засуетилась и как-то тревожно сказала, а неплохо бы вам сходить в областную онкологию, и срочно, но вы не думайте ничего такого, просто так.

Фёдору показалось, что он седеет тут же, на месте.

Не поседел.

Через десять минут оказалось, что с этим можно жить. Дела, звонки, интернет, письма… Всё это никуда не делось, всё это кипело по-прежнему, и по-прежнему люди вокруг чего-то хотели, какие-то ответы на свои вопросы. Глупые, никчёмные вопросы, но это размывало внимание, и очнулся Фёдор только дома к вечеру, когда усталость навалила тонны ваты в голову. Уже ничего не хотелось, мысли потеряли остроту и вяло ворочались в мозгу. Онкология, не онкология…

Фёдор меланхолично упихивал в себя ужин, а рядом, прихлёбывая чай, сидела дочь.

Дочь.
Тонкая, хрупкая, какая-то воздушная девушка, будущая балерина. Балансирующая на той острой грани, которая отделяет детство от юности, не от мира сего, только что без крылышек. Фея.

- Пап, а у тебя какой самый любимый герой в Армагеддоне, в Отражениях? – сказала фея.
- Грррм – сказал Фёдор – Что-то я как-то… Погоди минутку. Дай подумать. Я как-то не думал раньше…

Господи, подумал Фёдор. Господи, пусть всё это останется дурной шуткой. Я не верю в тебя, но если ты меня слышишь… Пожалуйста. Пусть не она. Если тебе кто-то нужен - возьми меня. Она… Она же ребёнок. Она же МОЙ ребёнок. Пускай она и дальше думает о компьютерных играх, не надо ей этой боли, ну пожалуйста, а?

- Любимая - Фройда, наверное.
- А, да, она крутая…

Возьми меня, вдруг с исступлением подумал он. Это будет… справедливо. Я с шестнадцати лет живу с опухолью в колене, доброкачественной, я про неё уж давно забыл, но ведь она могла вдруг зашевелиться? Это ведь логично, да? Уж куда логичней, чем ребёнок.
Хотя, причём тут логика…

Четверть часа спустя. Те же, минус дочь, плюс жена.

Жена.
Она сидела напротив и тяжело молчала. Потом как-то нехотя, через силу, начала говорить, что надо идти по врачам, делать УЗИ, делать рентген, анализы, там-то и там-то. Да, конечно, сказал Фёдор, начнём. Ну что ты молчишь, сказала она. Молчу? Вроде бы я ответил. О, ты как всегда. Ты всегда говоришь так, что никто тебя не слышит.

Боже, какая тоска…

Фёдор глядел в её ореховые глаза и видел, как годы, быт и проблемы, подсушили её, заострили черты лица и характер. Ему хотелось закричать – я сделаю всё! МЫ сделаем всё, всё что нужно. Я с тобой, я рядом, мы вместе…
Вместо это он тихо и хрипло начал. Я… прокашлялся… давай я с ней завтра утром схожу сдавать анализы, а ты потом на УЗИ… давай, что ещё сделать, я помогу, я с вами…

- Правда? – неожиданно и робко ответила она – сходишь, сможешь?

Фёдор смотрел на неё и понимал, что не про анализы это. Он увидел, что в ней тоже сидела сжатая до предела пружина, уже готовая лопнуть и выстрелить бритвенными осколками во всё вокруг. И сейчас она ослабла на шаг. И ещё на шаг. И уже можно было чувствовать себя нормальным человеком, о чём-то думать, что-то планировать…

Уже ночью, засыпая, Фёдор подумал. Эй, там, наверху. Мы сделаем всё. Мы пройдём всех врачей, всё что будет нужно, мы сможем, мы сделаем. Но нам бы капельку удачи. Совсем чуточку.

Ну пожааалуйста…
симпсон

Рваный

  "Рваным", ежели кто сейчас не знает, в советское время называли бумажный рубль. "Рупь - не деньги, рупь - бумажка...". Самая мелкая бумажная деньга, почти всегда мятая, тёртая... оттого и "рваный".

   Район у нас в детстве был... вот бывают такие... вроде бы почти центр города, но отрезан железкой и всё. Сквозных дорог нет, народу мало, улочки-переулочки. Дома старые, с облупленной штукатуркой и покосившимися балконами, дворики, упорно заросшие дикой зеленью. Почитай что захолустье.

   Когда-то, во времена моего совсем уж детского детства, он был почти сплошь застроен нищим частным сектором, имел недобрую славу бандитского и прозвище "Шанхай". Потом эти хибары снесли властным движением, начали строить микрорайон, школу... Но район так и остался полусонным, бурная столичная жизнь протекла мимо.

   Пару раз, кстати, эта бандитская слава спасала нас от уличной шпаны. Поймает толпа малолетних гопников где-нибудь на Орозбекова пару пацанят - "Эй, вы откуда такие?... Мы с Шанхая... А... ну лан, идите дальше...". Чаще не спасала, конечно...

   Итак, возле одного такого облупившегося дома возилась как-то кучка пацанов. Дом был старой, двухэтажной, сильно порепаной общагой. Недавно ей пытались делать ремонт, малоуспешно, но от строителей возле неё осталась здоровенная куча опилок. Не знаю, чего уж там они с этими опилками хотели делать... Куча эта оказалось невероятно притягательной для всей окрестной живности, от котов до сопливых мальчишек.

   И вот, копались мы, строили какие-то свои опилковые крепости и замки, как вдруг пальцы мои выкопали в ней жёлтенькую бумажку. Ну, мало ли там бумажек валялось? Но, развернув, мы обнаружили, что это - РУБЛЬ!! Офигеть! В детском возрасте - невероятная ценность, навроде алмаза "Шах". Можно было купить штук шесть вкусных мороженок. Или чуть больше мерзких фруктовых. Или... сока томатного, в стеклянных конусах... десяток стаканов! Невообразимо!

   Но мы же были дети! Тогда вопрос собственности выглядел совсем по-другому. Ну и что, рубль это ого-го-го? Или... белый пластмассовый катерок, отличная вещь? Твоему другу он нравится - и ты отдаешь ему, просто так, да за-ради бога! Наверное, у каждого было такое... Ты отдаешь Лёше из соседнего подъезда за его замечательную! зеленую! железную! модельку тягача - что-нибудь своё. Не столь крутое. Коньки, к примеру. И вы оба весьма довольны.

   А родители потом полируют вам мозг. Мы же купили тебе эти коньки, ты думаешь это так просто?

   Да я фиг знает, просто, не просто... Машинка, стопудово, ничем не хуже коньков. А вот для меня даже и лучше!

   Так было и с этим рублём. Все вокруг повосхищались, поахали, поцокали языками, потом один из нас, Олег, сказал - дай мне пока, на время? Да бери конечно, вот дела-то...

   Потом... Ну, как в детстве, отношения меняются стремительно. Сегодня вы друзья-не-разлей-вода, а через пару дней - а кто это?

   Вот так и мы с Олегом. Жил он в нашем же дворе, в соседнем доме, геологической общаге, так что виделись мы ежедневно. Играли вместе, лазили по гаражам, по весне обносили первый, зеленый еще тутовник и кислейший урюк... Но как-то потихоньку пути наши разошлись в разные стороны. Ничего такого не случилось, но стали мы ... нет, не врагами... просто, при встрече кивали друг другу, "привет-привет". И - всё.

   Рубль... А, что рубль? Я и думать про него забыл, конечно.

   Прошло года... два или три.

   Одним не самым прекрасным днём шлялся я в компании двух таких же оболтусов. Димка там был, точно. А второй... не помню уже. Да не важно.

   В кармане у меня была свинчатка.

   Свинец, о, отдельная тема! Напротив вокзала, за путями, начиналось железнодорожное депо. Я через него ходил каждый день в школу, срезал дорогу. Там можно было найти старые билеты, выключатели "с фосфором", цветные стеклышки от фонарей... ух, много чего интересного.

   Другой мир был. Сейчас захочешь - не попадешь. Проходная, вахтер, заборы. А тогда ведь все сквозь него ходили.

   Помню, шёл как-то из школы, углядел что-то интересное, заигрался - а мешок с кедами повесил на трактор, стоял там рядом. Ну потом ранец подхватил и домой. Про кеды и думать забыл. Дома мама спрашивает - где? я только глазами хлопаю. Так и не вспомнил. Через неделю опять встречаю в депо этот трактор. А у него на заду мой мешок с кедами катается. Неделю провисел, никто не позарился. Я ж говорю, другой мир...

   Да, я ведь про свинец? С краю депо, возле нас, была железнодорожная свалка. У, сколько там сокровищ для пацанов было! Дербанили мы там аккумуляторы, сеточка в них свинцовая была такая. Вот, набрав кучу этой сетки, шли мы на зады арыка, копали ямки в глине и в тех ямках отливали свинцовые... фигулины. Иначе и не назвать, бесформенные свинцовые огурцы. Но мы, конечно, понтовались друг перед другом. "Свинчатка", "кастет"! Настоящего-то кастета никто из нас в глаза не видел, не то что в руках держать...

   Это создавало некий ореол... запретного плода. Трагическим шопотом, наравне с легендой про Чёрную Руку, передавались слухи о том, как милиция одного такого кента с кастетом забрала... куда?... черт знает... ну не в детскую комнату милиции же, это звучало бы смешно... не в тюрьму, это уж слишком, даже для детских баек... в общем, куда-то в неназываемое место. "С тех пор никто его не видел". Романтично до жути. "Бабочки в моем животе".

   Вот с такими свинцовыми гулями мы и ходили - те, кому повезло с отливкой. Кому не повезло - ходили без гулей и без бабочек...

   Так вот. Гуляли мы, значит. Делать нам было нечего, а от безделия молодая кровь начинает закипать. И тут мы увидели Олега...

   - О! Слушай, он же тебе рубль должен! Пошли, разберёмся!
   /надо полагать, я кому-то из своей компании про этот злосчастный рубль рассказал когда-то/

   - Рубль? Э... О! Точно! Рубль, было дело! Эй, иди сюда!! ... Слышь, давай, гони рубль!

   Олег, спокойно подошедший к знакомым парням и не ожидающий от них подвоха, сильно удивился, пацаны, чо за рубль?

   - А помнишь, ты два года назад у меня брал?

   Нормально, да? Я бы и сам про такое не вспомнил, а уж он-то...

   Тут в дело вступила беспощадная детская дипломатия, быстро перешедшая во взаимные оскорбления и слегка петушиные толчки грудью.

   Олег, надо сказать, был мальчиком сильным и крупным, крупнее любого из нас, и к такому развитию событий отнёсся без трепета. Но нас-то было трое! Пружина взаимного подначивания, "э, слышь, ты чо это его так?", раскрутилась быстро, и кто-то из нас первым неумело сунул кулак в его сторону.

   Прилетело в ответ. Так же неумело, но обидно. Через минуту мизансцена представляла собой кучу-малу из четырёх отчаянно сопящих детских фигур, нелепо размахивающих руками. Слава богу, мы тогда ещё не болели "Пиратами XX века", а то бы размахивали и ногами. В какой-то момент я, сам того не соображая, достал из кармана свинчатку...

   Говорят, скандинавские викинги перед боем нажирались мухоморов, им сносило крышу, и они бежали в бой, отчаянно метеля врагов. Вот так же снесло крышу у меня. Я не глядя махал кулаками, молотя, полагаю, в основном воздух.

   Внезапно Олег отвалился от нас, шмякнулся на землю и завопил дурным басом. В каком-то оцепенении мы стояли и смотрели, как сквозь руки, которыми он закрывал лицо, начала просачиваться кровь.

   Я разбил ему нос. Я разбил ему нос! Сейчас скажу - эка невидаль! Что, никто из нас в детстве не хлюпал носом? Подумаешь, событие.

   Но тогда - это была первая кровь для меня. Боевые мухоморы растаяли моментально, меня окатило холодным потом. А-а-а-а, как же это могло случиться? Что я скажу своей маме? Что я скажу ЕГО маме?

   Не вполне отдавая себе отчёт в своих действиях, я в панике кинулся куда-то бежать. Куда-то на 18-ую Линию. Прибежав куда-то, я выкинул свинец, потом подобрал, вырыл яму в земле и закопал его. И забыл это место. Никаких шуток. Когда кенты меня потом просили - отдай нам (а, скажу вам, хорошая отливка на дороге не валяется!) - я не смог её найти! Стёр из памяти!

   С тех пор я не очень люблю драться. Нет, не так. Очень не люблю. И не важно, меня ли бьют, я ли бью... Это чувство бессмысленной крови, и стыда после неё, впечаталось в меня навечно. Я долгое время не мог заставить себя подойти к Олегу и просто поздороваться. Потом мы переехали из того двора, мне показалось, что всё это растаяло в прошлом, и я вздохнул легко. На тридцать лет вздохнул...

   А теперь он, вполне упитанный дядька, популярный столичный диджей, мне пишет на Одноклассниках "не тот ли вы Андрей, с которым мы когда-то обрывали урюк во дворе на Актюбинской?". И я не знаю, отвечать ему или нет. А вдруг он помнит?...
походный

Тайский вояж. Прыгнули!

   Ну, раз уж я в комментариях к первому же посту упомянул про прыжок, то не могу пройти мимо :)))
[Spoiler (click to open)]
   На это дело мы решились еще до поездки, послушав (и посмотрев) рассказы наших знакомых, побывавших в Паттайе до нас.
   Есть там такой отель, Паттайя-парк. Это самое высокое здание в Паттайе, башня в 55 этажей, не считая шпиля.



   Тросы видите? вот по ним, с высоты пятьдесят пятого этажа, и спускают любителей острых ощущений. Хотя не только любителей - там три пути и, соответственно, три способа спуска. Первый - в закрытом вагончике, самый безопасный (и самый бестолковый, на мой взгляд). Второй - в полуоткрытой двухместной люльке, наподобие горнолыжного подъемника. И третий - нечто вроде тарзанки, у-ух!

   По кругу башни идёт открытая обзорная площадка, мы сперва погуляли по ней и полюбовались видами Паттайи сверху. Потом отправили детей :))) В люльке :))) Они немного мандражировали, конечно, но ничего, справились с собой.



   "По-е-ха-ли!"



   Поглядев на их спуск и удостоверившись, что всё прошло нормально, мы с женой пошли на "тарзанку". Нам же экстрима хочется...
   Там, надо сказать, всё по деловому, без эмоций. Одели сбрую, подвесили на крюк, проверили чтоб ничего не болталось, "следующий!". И стоишь в очереди на полёт... Жутковато, ветер в тросах свистит, земля сразу кажется такой далёкой-предалёкой :)))

   Себя я, конечно, не фотографировал :))) но выглядело это так:



   Молчаливый таец садит тебя на ступеньки (а за ними НИЧЕГО!!!!), проверяет, правильно ли сидишь, не цепляешься нигде, потом толкает тебя в спину и МА-МА-А-А-А-А-А!!



   Мне было реально жутко. Подвеску свою не видно, она за спиной, и первая мысль - А ВДРУГ??? мало ли как они там прицепили?
   Вся жизнь, говорят, перед глазами проносится? Нет. В голове было только одно - а как же дети, если что? Я мёртвой хваткой вцепился в перекладину над головой, понимая при этом, что мне, наверное, всё равно сил не хватит удержаться до земли...



   На самом деле всё это безобидно. Руками можно вообще не держаться (всё равно бесполезно, гы-гы), подвеска держит тебя целиком. Спуск плавный и медленный, так что, как только проходит первый момент животного ужаса, потом уже легко. Сто пятьдесят метров парения. Начинаешь озираться по сторонам, выискивать своих на земле. Я даже смог отцепить руки и помахать детям. Горжусь собой :)))

   Удивительно, но Галка сказала - что за фигня? я вообще ничего не почувствовала! и зачем я лезла наверх?
   Ой, не. Эмоций я хватил, полной чашей. Как там в анекдоте, "очко десантника в момент отрыва от рампы самолета способно перекусить лом"...
цветочек

Божья коровка, её дети и внуки

  Дело было летом. Однажды утром все мои домашние очень рано разошлись по делам, а у меня образовался некоторый запас свободного времени перед работой. Но не тратить же его на тупление перед телевизором? Так что я прихватил фотоаппарат с причиндалами и вышел на улицу, в надежде поснимать что-нибудь интересное.

   Из интересного нашёл лишь компанию божьих коровок, пасшихся на американском клёне.



[Смотреть дальше]   Коровки, впрочем, не самые обычные, а в чёрно-жёлтой мантии. Сейчас, роясь на компьютере, я так и не смог их опознать. Они похожи на Кокцинулей четырнадцатипятнистых (судя по галерее Макроклуба), но у "моих" - по двенадцать точек. Coccinula sinensis (см. тут) тоже не то...



   Ну и ладно. Они и без того симпатичны :)))

   А почему я написал про детей и внуков? там же, на клене, хватало и странных крокозябр:





   Эти странные существа - их личинки и куколки. Пройдёт немного времени и они превратятся в таких же чёрно-жёлтых красавиц и полетят к солнышку принести нам хлеба...